Усадьба Приютино

  • 6-й километр - памятник садово-паркового искусства – усадьба «Приютино», принадлежавшая ранее директору петербургской Публичной библиотеки и президенту Академии Художеств А.Н.Оленину (постройки и парк относятся к 1795 г.). Здесь бывали именитые русские писатели, публицисты — Крылов, Пушкин, Гнедич и другие известные люди того времени.

 

На это место стоит обратить особенное внимание. Это единственная в окрестностях Петербурга усадьба первой половины XIX века доступная для просмотра. Живописный пейзажный усадебный парк на берегу пруда и постройки того времени очень интересны для погружения в атмосферу романтической пушкинской эпохи.
Сама усадьба состоит из господского дома, который восстановлен и находится в хорошем состоянии. В нем на двух этажах располагается литературно-художественный музей. Интерьеры помещений укомплектованы старинной мебелью по аналогиям или сохранившимся зарисовкам. Часть строений, к сожалению, разрушена (усадьба пострадала в послереволюционное и военное время), но восстановительные работы продолжают вестись.

 


Приютино представляет собой редкий образец усадебного комплекса, выстроенного из красного неоштукатуренного кирпича. Ряд усадебных построек обнаруживает влияние большого друга семьи Олениных Николая Александровича Львова — архитектора, инженера, художника и строителя.

 

Для усадьбы расчистили равнинное место у Рябовского шоссе. К 1805 году была построена «мыза Приютино», между речкой Лубьей и небольшим ручьем при вновь заведенной запруде. В 1806 году состоялся первый большой театрализованный прием в честь именин хозяйки, которые отмечались затем ежегодно 5 сентября.
Хозяин усадьбы Алексей Никола­евич Оленин был разносторонне об­разованным человеком, знатоком и ценителем искусств, древностей, истории и литературы, покровите­лем талантов и хлебосольным хозя­ином. В Приютине, как и в петер­бургском доме Олениных, постоян­но собирались их друзья – именитые литера­торы, музыканты, скульпторы, уче­ные. Частыми гостями здесь были поэты Пушкин, Жуковский, Батюш­ков, баснописец Крылов, художники Венецианов, Ки­пренский, Боровиковский,  Солнцев,  Брюл­лов, композиторы Глинка и Аля­бьев - одним словом, вся основная артистическая «тусовка» той поры.
Само название этой усадьбы го­ворит о том, что в свое время она была уютной и приветливой, но не очень большой. Семья Олениных купила эту землю в 1795 г. у барона Густава Фредерикса (Фридрикса) и посте­пенно создала здесь усадебный парк и постройки по своему вкусу. Рядом, у реки Лубьи, располагался кирпич­ный завод, и все здания, что мы сей­час видим в Приютине, были выпол­нены из местного красного неошту­катуренного кирпича. К 1820-м го­дам здесь уже стояли усадебный дом, гостевой флигель, две оранже­реи и множество хозяйственных по­строек. К этому времени оконча­тельно сформировался и живописный парк.

В доме Олениных ца­рила особая атмосфера душевного тепла, «без чинов», как отмечала Анна Керн, приходившаяся Олени­ным племянницей: «Да и какие мог­ли быть чины там, где просвещен­ный хозяин ценил и дорожил только науками и искусствами?  Здесь устраивались домашние спек­такли, обсуждались литературные и художественные новинки, постоян­но звучала музыка и стихи. Недаром Приютино иногда называли «усадь­бой поэтов».
С Приютином была тесно связана жизнь баснописца И.А. Крылова, который на протяжении тридцати лет подолгу гостил у Олениных.
Художник Солнцев вспоминал, какой распорядок дня господство­вал в Приютине: «Д. Н. Оленин был чрезвычайно общительный и госте­приимный человек. О количестве гостей, посещающих семейство Оленина, можно судить по тому, что на даче Алексея Николаевича, При­ютино, за Пороховыми заводами, находилось 17 коров, а сливок ни­когда недоставало. Гостить у Олени­ных, особенно на даче, было очень привольно: для каждого отводилась особая комната, давалось все необ­ходимое и затем объявляли: в 9 часов утра пьют чай, в 12- завтрак, в 4 часа обед, в 6 часов полудничают, 9 - вечерний чай.  Для этого все го­сти созывались ударом в колокол; остальное время дня и ночи каждый мог заниматься чем угодно: гулять, ездить верхом, стрелять в лесу из ружей, пистолетов и из лука, причем Алексей Николаевич показы­вал, как нужно натягивать тетиву. Как на даче, так и в Петербурге игра в карты у Олениных никогда почти не устраивалась, разве в каком- нибудь исключительном случае: за­то всегда, особенно при Алексее Николаевиче, велись очень ожив­ленные разговоры».
Эта особенная милая сердцу до­машняя атмосфера постоянно под­черкивается во всех воспоминаниях о Приютине. Поэт Константин Батюшков, тоже частенько гостивший у Олениных, так описывал их госте­приимный загородный дом:

Есть дача за Невой,

Верст двадцать от столицы,

У Выборгской границы,

Близ Парголы крутой:

Есть дача или мыза,

Приют для добрых душ,

Где добрая Элиза

И с ней почтенный муж,

С открытою душою

И с лаской на устах,

За трапезой простою

На бархатных лугах,

Без бального наряда,

В свой маленький приют

Друзей из Петрограда

На праздник сельский ждут.



Элизой друзья называли радуш­ную жену Оленина Елизавету Мар­кину, бывшую настоящей душой общества.
В семье Олениных было пять детей. В младшую дочь Олени­ных Анну был влюблен Пушкин, на­вещавший ее в Приютине и даже предлагавший ей свою руку и серд­це. Это ее имя он пытался соединить со своей фамилией, выводя на по­лях рукописи «Annette Pouchkine». Пушкин посвятил Аннет Олениной много стихотворений, ставших впо­следствии знаменитыми в русской литературе, к примеру, это, напи­санное в Приютине:

Пустое Вы сердечным ты

Она, обмолвясь, заменила,

И все счастливые мечты

В душе влюбленной возбудила.

Пред ней задумчиво стою,

Свести очей с нее нет силы;

И говорю ей: как вы милы!

И мыслю: как тебя люблю!


Здесь же, в Приютине, было на­писано Пушкиным и стихотворение с совершенно иной интонацией - «Не пой, красавица, при мне». Как гласит легенда, автор впоследствии знаменитого романса Михаил Глин­ка давал уроки музыки Анне Олениной и однажды воспроизвел на па­мять музыкальную тему грузинской песни, которую услышал от Грибое­дова. Анне она очень понравилась, и как-то она напела ее при Пушкине. Эта печальная мелодия отозвалась в душе поэта собственными воспоми­наниями об оставленном дальнем береге, и тогда родились стихи, ис­полненные щемящим предчувстви­ем новой неизбежной разлуки.
Так и вышло. Родители Анны вос­противились идее соединить люби­мую дочь с ветреным, хотя и гени­альным, поэтом, к тому же попав­шим за свои вольнолюбивые стихи под тайный надзор полиции.
Пушкин же после отказа Олениных долго не находил себе места от оби­ды. В силу своего взрывного темпера­мента и чуть ли не одновременно с бессмертным «Я вас любил...» сочи­нял злые эпиграммы и на несостояв­шуюся невесту, и на ее прагматичных родителей, отказавших неблагона­дежному поэту от дома. В письме Вя­земскому поэт жаловался: «Я пустил­ся в свет, потому что бесприютен», на что друг шутливо отвечал: «Ты гово­ришь, что бесприютен, разве уж тебя не пускают в Приютино?»
Надо сказать, что другие литера­торы вели себя умнее, за грань де­ликатного флирта с барышнями Олениными не выходили, с их роди­телями не ссорились и годами без­бедно и с немалым удовольствием гостили у них в усадьбе.
Тяжелым ударом для владельцев Приютино стало известие о гибели в Бородинском сражении их старшего сына Николая, офицера Семенов­ского полка. У Олениных была тра­диция - когда рождался очередной ребенок, в его честь сажали дуб. В тот же год, когда погиб Николай, ми­стическим образом засохло и его де­рево. На его месте безутешные роди­тели установили камень-памятник, сохранившийся до сих пор.

После смерти Елизаветы Марков­ны Олениной имение было продано и прошло через руки нескольких владельцев, первый из которых раз­вил здесь бурную хозяйственную де­ятельность, а последующие исполь­зовали его как летнюю дачу, сохраняя оленинские постройки.
Усадьба сильно пострадала уже после революции и во время войны. Сейчас она реставрируется. К сожа­лению, из всего усадебного ком­плекса воссоздан и открыт для посе­щения только главный усадебный дом, при советской власти исполь­зовавшийся под коммунальные квартиры. Служебные помещениям парк до сих пор находятся в полу­разрушенном состоянии и могут дать посетителю лишь очень отда­ленное представление о том, какой видел эту усадьбу Пушкин. К сожа­лению, на сегодняшний день не от­реставрирован гостевой флигель, хотя работы и начались.
Зато уникальный музей в главном усадебном доме великолепно пере­дает дух своей эпохи. Типологическая музейная экспо­зиция возрожденного реставрато­рами усадебного дома дает пред­ставление о том, как он мог выгля­деть при Олениных, и прекрасно пе­редает атмосферу дворянской усадьбы пушкинского времени. В большинстве комнат воссозданы интерьеры, соответствующие их на­значению: кабинет, гостиная, столо­вая, детские комнаты. Кроме того, в музее можно узнать о жизни усадь­бы и событиях русской истории и культуры, связанных с именами лю­дей, гостивших в Приютино. Об этом напоминают хранящиеся в музее картины, личные вещи, автографы, книги.
После осмотра музея большое удовольствие доставит прогулка по усадебному парку. В его сохранившейся части до сих пор шумят листвою старинные дубы. Дошли до наших дней не­сколько роскошных двухсотлетних лиственниц и сибирских кедров. Парк по-прежнему украшает «Мо­лочная» в виде римского пантеона с четырехколонным портиком, кузни­ца на берегу заросшего пруда и не­которые другие служебные построй­ки. Около главного здания вывеше­на схема с их обозначениями, кото­рая поможет вам лучше сориенти­роваться на месте.

Вернуться к Дороге Жизни